15 лет назад пожар уничтожил посёлок Чашинский

Сгорели буквально за 40 минут 365 домов, погибли 12 человек, более 1000 человек остались без крова

Начало мая в этом году для Курганской области было нелёгким и даже трагическим: в Белозерском районе  одночасье сгорела деревня Ордина, в огне погибла 87-летняя женщина; из-за лесных пожаров в четырёх районах было введено ЧП.

Эти события заставляют вспомнить трагические события  15-летней давности. Тогда 14 мая 2004 года произошел самый мощный по последствиям пожар из тех, что бушевали на территории Зауралья, пламенем был уничтожен посёлок Чашинский  Кетовского района. Сгорели буквально за 40 минут 365 домов, погибли 12 человек. В этих же майских пожарах сгорели деревня  Малое Банниково,  Илецкий. Более тысячи человек остались без крова, более ста – пострадали. Работу областного штаба по ликвидации пожаров в самое горячее время возглавлял прилетавший из Москвы  министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу.

Не хватает нам Чашинска!

Прошло 15 лет. Посёлок Чашинский не исчез с карты Курганской области, но так и не вернул себе былого величия, не вырос до прежних размеров. Накануне траурной годовщины мы с фотографом Игорем Меркуловым побывали там. В поездке нас сопровождала Наталья Мясоедова, непосредственный очевидец и участник трагических событий. Наталья Михайловна была главой Чашинского сельской администрации, на её долю выпала двойные испытания: и как пострадавшей (у неё сгорел дом, в огне погибла старшая сестра Нина) и как руководителю муниципалитета (сердце болело и болит до сих пор не только за себя, но и за всех своих односельчан).

Для поездки мы выбрали день 30 апреля. Накануне неожиданно выпал снег, скрыв от глаз многие следы давнего пожара. По дороге от города до посёлка вспоминали, как всё было, говорили о дне сегодняшнем: «Смотрю по телевизору про пожары в Забайкалье – у нас точно также всё было. Я как увидела эти торчащие на пепелищах трубы, зарыдала. На момент пожара в поселке было более 800 человек, да плюс детский дом – то есть, населения было около 900 человек. Я сейчас остро понимаю: когда мы жили,  то не замечали красоты нашего посёлка, близости природы, тишины, свежего соснового воздуха, не ценили. И ещё – мы были очень дружными.  Но понятно это стало, только когда лишились этого. Не хватает нам Чашинска!», - говорит Наталья Михайловна.

Она вспоминает, как все надеялись, что беда  пройдет стороной. С конца апреля мучались – то тут, то там горит. Ездили на  пожары и как-то уже привыкли, что опасности нет. «Помню, с мужем приехали в Илецкое, собрали людей, привези в Чашинск. Они посидели возле сельсовета, а пока мы по деревне с оповещениями бегали, ушли обратно. Все недооценивали степень опасности.  Нас потом упрекали, мол, не могли спасти. А сейчас в Бурятии специалисты утверждают, что с таким пожаром людям не справиться. У нас такая же картина была!». Наталья Михайловна утирает слёзы, которые появляются каждый раз при воспоминании о трагедии.

Первопроходцы

Нарядный жёлтый дом в окружении фундаментов сгоревших домов. Здесь живет семья Нагаркиных. Николай – один из тех, кто никуда после пожара не уезжал. Получив сертификат, сразу стал строить дом. Говорит, что сначала от вида обезлюдевшего посёлка было не по себе, а сейчас привык. Вместе с женой Анастасией воспитывают двух дочек. По словам Николая, то в Чашинском перспективы для молодых нет, работать негде, школа и садик – в 12 км. Поэтому мало кто отваживается здесь строить жильё и селиться. Но при этом утверждает, что, доведись ему вернуться на 15 лет назад, снова бы выбрал Чашинское, никуда бы не поехал отсюда.

Таких людей, кто предпочёл остаться  в родном посёлке, не так уж и много. «Первопроходцем» стал Сергей Шутов – он самый первый отстроился. Вслед за ним построили себе дома Нагаркины и  Светлана Жилякова с мужем. К ней на улицу Молодёжную мы тоже заехали. Отвечая на вопрос, почему решили снова здесь отстраиваться, ведь была возможность  переехать в любое место, Светлана вспоминает: «Мы столько домов пересмотрели! В селе Марково даже уже с хозяевами сговорились, надо было ехать на оформление. Утром встали – машина не заводится. Еле до Кетово доехали, видим, хозяева уже возле конторы стоят, а нам из машины выходить неохота. Серёга говорит, поехали обратно. Уехали. В Колташово хотели дом покупать – не могла я там жить, душа не лежала, в  Чашинск тянуло!»

Зиму семья жила в здании не пострадавшей от пожара школы, а как только дом под крышу подвели, сразу переехали. Полгода без электричества жили. Иногда жалели о своём решении остаться - народу-то не было поначалу, а потом привыкли, да и людей прибавилось.

Про день пожара вспоминает,  что была дома, стирала: «Брат прибежал, говорит, пожар!  Я не поверила, ещё и посмеялась. Мне, правда, смешно было. Ну, погорит где-то, потушат. Привыкли уже, надеялись, что проскочит, обойдётся. Мама стала вещи собирать, чтобы вывезти, а я ей – перестань! Так и не дала собрать. Документы только и взяли. Мы на грузовике выехали, стояли на асфальте и смотрели, как горят наши дома».

Отстояли дома

«Градообразующим» предприятием  Чашинского без преувеличения является цех углублённой переработки древесины предпринимателя Алексея Васильева. Предприятие оборудовано в помещении бывшей школы. Там мы и встретились с ним, попросили поделиться воспоминаниями.

- Мы жили на Заречной улице, мой дом стоял немного в стороне. Я в тот день пахал огороды в Диулино, часа в три вернулся домой, лёг отдыхать. Потом вижу - чёрная стена дыма стоит, идёт пожар на посёлок. Завёл трактор, зацепил бочку  и поехал на речку, чтобы накачать воды. Но как на грех – не могу закачать воду и всё тут! А уже народ бежит к речке - спасаться. Я с горем пополам накачал немного, вижу, что у Коробицыных дом вспыхнул. Это близко от нас, я  бросил закачивать – и домой. И с этого момента я уже толком  и не помню. Я не видел, где, что и как горело. Мы с  братом Андреем отстаивали соседние  дома. Тушили траву.   Как потише стало, завёл трактор, плуги навешал и стал опахивать степь перед домом. Вижу – барак на Заречной загорелся. Потом  смотрю – на соседней даче с крыши дым пошёл, мы с братом  туда, залезли на крышу, давай растаскивать. А она как свечка загорается, то там, то здесь  дым идёт из паза. Мы стали черпать воду из колодца. Андрей бежал с ведром из-за угла, а в это время в предбаннике баллон взорвался,  и его взрывной волной забросило в палисадник  - он сидит и понять ничего не может. Мы почти до полуночи бегали, тушили то тут, то там, чтобы своё спасти. А потом пожарная машина пришла. 

Осталась память

От прежнего посёлка Чашинский сохранился памятник павшим в годы Великой Отечественной войны. Он был установлен в  парке возле Дома культуры. От ДК остались только руины, парк зарос, а вот за памятником ухаживают. Вокруг стелы сделан ремонт, установлены скамейки, сюда собираются чашинцы в День Победы.  Наталья Михайловна, для которой каждый уголок памятен,  рассказала, что возле ДК была большая поляна, куда люди из горевших домов сбежались, сбились в кучу, а их поливала пожарная машина. В одном из домов взорвался баллон, и осколком на глазах своего сына и матери убило молодую женщину.

Сельское кладбище тоже попало в зону пожара. До сих пор там стоят обгоревшие сосны и периодически падают, корёжа памятники и оградки. За годы здесь многое облагородили, обновили. Наталья Мясоедова грустно говорит, что посёлок не развивается, а кладбище – растёт, люди привозят умерших чашинцев из разных мест, чтобы  похоронить  на родной земле. Сюда съезжаются земляки в родительский день, чтобы помянуть их.

Спустя год после пожара в посёлке на народные средства был установлен памятник, на нём 12 фамилий жертв огненной стихии. Позже неподалёку была оборудована детская площадка.  Здесь проводятся памятные митинги и сельские праздники, сюда возлагают цветы в память о трагедии.

Мы любим посёлок

Напоследок мы заезжаем в сельский совет. Светлана Булатникова,  специалист 1 категории Иковского сельсовета (весной прошлого года Чашинский и Иковский сельсоветы были объединены), рассказывает, что  сегодня в Чашинском проживает около 170 человек. Возрастной состав: 20 детей, из них 6 дошколят. Пенсионеров около 45,  остальные – трудоспособное население.

Светлана Валерьевна, качая на руках 10-месячную дочь (на работу вместе ходим, улыбается она), говорит:

- Здесь жить тяжело, если нет своего автомобиля. Нет ни одной торговой точки, нет работы, нет садика и школы. А мы живём. Три года назад нам провели газ, надеялись,  что это поможет восстановить посёлок. Несколько новых  домов строятся – северяне хотят  сюда переехать. К нам раз в неделю приезжает специалист отдела культуры, занимается с детьми. Проводим сельские праздники. Но честно скажу, бывают и у нас мысли  всё бросить и уехать отсюда. Нам постоянно приходится доказывать, что мы любим этот посёлок.

Вместо послесловия

«Научились мы сильными быть, нас ничто уже не сломает. Эту землю мы будем любить, потому что она нам – родная. Наше сердце по-прежнему здесь, наши помыслы здесь обитают, Не сумели мы Чашинск сберечь, и теперь его нам не хватает. Что же, видно, такая судьба, мы не сможем её изменить, мы вернёмся, вернёмся сюда, чтобы память погибших почтить».  Эти строки из стихотворения Полины Мироновой, чьи  бабушка с дедушкой Погадаевы жили в Чашинском, Наталья Михайловна Мясоедова прочла, когда мы возвращались в Курган. Думается, лучше об этом и не скажешь.

Татьяна Маковеева.

Фото Игоря Меркулова.

Источник: 
http://nm45.ru/news/obshchestvo/15-let-nazad-pozhar-unichtozhil-posyolok-chashinskiy